Заоблачный юг — фото из поездки

Текст и почти все фото — Марины Фимушиной, которая ездила с нами весной 2017 по маршруту «за Облачный юг».

Вернулась из другой вселенной: 6 городов за 19 дней и сочетание удивления, впечатлений, усталости.
В первый день прилета на Юг Китая остро осознала, что надо делать «путевые заметки», иначе под таким напором впечатлений многие нюансы просто испарятся из памяти.

ГУАНЧЖОУ

Этот город — 14-миллионник между прочим, — был просто отправной точкой длинного путешествия, такого длинного, что я даже не ожидала. Примерно в середине пути я подумала: «О, как круто! Сколько впечатлений! Спасибо за все!» — а мне говорят: «Ты что, это только половина!»


Китайцы не агрессивные. При встрече улыбаются. Гулять, кажется, совсем безопасно. Где бы мы ночами не ходили, нигде нет страха и тревоги. Толкаться в транспорте любят, это да. Ну как любят? Видимо иначе тут не прожить. Они, как осьминоги, заполняют собой любое незначительное пространство в очереди (а иначе его займет кто-то другой). Но в общении, если можно назвать нашу знаковую коммуникацию общением, дружелюбны. 

На чайном рынке офигительно пахнет чаями, травами иногда. Есть чай (пуэр), который положили в шкурку мандарина. Так его вместе с мандарином и надо заваривать. Хризантемы, розы, бутоны ромашек — это единственное, что я смогла распознать. А другие травы и цветы для заваривания незнакомые совершенно.

Идешь вдоль практически одинаковых чайных лавок на рынке. И вдруг заходишь в одну из них. Тихий спокойный продавец-мужчина, он же владелец. А внутри куча разного вида пуэров. Приходится переключать мозги, что тот чай, который мы привыкли называть черным, на самом деле красный. Я уже не говорю про виды: сразу ни в жизнь не запомнить. Пуэр в таблетках, в блинах, в плитках, в бамбуковых столбах, которые потом распиливают, в шкуре животных, с пропечатанными изображениями паровозов. С благородной золотой плесенью. И вкусы все разные. Это вынос мозга! Для тех, кто юзает липтон в пакетиках — вообще культурный шок. Мы вроде пробовали разные виды раньше, но все равно в отпаде. А еще как продавцы сидят с нами, подолгу заваривают разные чаи. И мы ведь можем даже не купить..
И ничего.. так тоже нормально… так тоже можно.


 

Юг Китая богат различными народностями. Одной из важных частей путешествия была посмотреть культуру, архитектуру этих национальных меньшинств. Некоторые из них настолько далеки от китайцев, в том числе, по языку, как русский от венгерского, например. У некоторых, например, 9 тонов (а не 4, как в мандаринском), своя письменность. В общем, если не вдаваться в подробности, путешествие было очень увлекательным.

На фотографии представительница одного из народов: не побоюсь этого слово, хуйцев (в русской традиции обычно называются хуэйцы). Это мусульмане. Живут на территории Китая тысячелетия. Очень приятные, доброжелательные, улыбчивые. И готовят САМУЮ ВКУСНУЮ ЛАПШУ — растягивают ее прямо перед тобой перед приготовлением заказанного блюда.

ЯНШО

Пора переезжать из Гуанчжоу в потрясающий Яншо — город, из мира с другими физическими законами.
Карстовые горы похожи на шишки, торчащие из земли. Виды едва ли земные!!!  Понимаю, почему эту местность взяли прототипом одной из планет в фильме «Звездные войны».

Видели рыболовных бакланов. Правда, не за работой. А как обезьянок для фото с микро-мужичком. Постоянно встречаются крохотные люди. Разве взрослые люди могут быть такими маленькими? Ростом с дошкольников.

Сфотографироваться стоит 3 юаня на одно лицо (примерно 24 рубля), удовольствие и воспоминания — бесценны.

 

Восхождение на одну из пипок — Moon hill, тот, который с дыркой. Общая высота холма 380 метров, но мы поднимались примерно на 200-250 метров. Ступеньки были, и это легче, чем по пересеченной местности, но все равно начинаешь запыхиваться и замедляешь ход. В середине пути пришлось посидеть подышать. Даже красоты не было сил замечать. К концу приползли. Но наверху две бабушки божьи одуванчики. Навязчиво предлагают купить воду, не отстают. Готовы подойти попозже, но веселые и добрые. Давят на жалость. У одной купил, купи у второй. Смеются так забавно. Хорошие. Прямо теплом от них веет. Говорят на сносном английском, даже лучше чем у большинства работников сферы услуг. 

Набежали китайские девочки. Ясное дело, шум, гвалт, фото. Потом была фото-вакханалия. Все хотели сняться. Орали, как оглашенные, звали друг друга. Но когда я попросила освободить место, чтобы могла сфотографироваться одна, быстро отошли. Даже странно…

Ездить на велике в Яншо оказалось ок. Я думала, из-за горного ландшафта это будет очень трудно, но там почти нигде нет подъемов, или они маленькие (с виду не скажешь). Несмотря на дыры в асфальте и полный хаос движения на дорогах, все велопутешествия свершились удачно.

Один раз ехали на моторикше. Старичок за рулем тарантаса — это мопед с прицепом для сидения. Он ехал со скоростью 16 км в час. «Ну а что, видами любуйтесь», — сказал он, когда его попросили втопить. По-китайски это выражение звучит как «добавь масла». Пошутил, но потом разогнаться до 20 км, а потом аж до 24.

Вода в реке Юлун зеленююющая. Водоросли видно. Прозрачная. Сплавляться по воде на бамбуковом рафте, когда у тебя над головой проносится шест, капает зашиворот вода, падают на голову случайно вырванные водоросли, очень прикольно. Но преодолевать пороги на них — вообще круто. Вода заливается через щели, брызги летят до головы. Еле успела спрятать фотоаппарат.

 

«Хватит жрать!» и «Когда мы будем есть?!» — два девиза поездки. Сосуществуют одновременно.

 
 

ЧЖАОСИН

Чжаосин — Дунская деревня.
Приехали ночью. Водитель специально завез на смотровую площадку. Легким не хватило воздуха для восторга. Эх, хорошим бы штативом… Сперва подумалось, что это просто инсталляция для туристов, что все не настоящее. Но даже если так, то все равно волшебно (потом выяснили, что самое что ни на есть настоящее).
Тут особая архитектура, резная, деревянная. Крытые мосты «Дождя и ветра» — это их трейдмарк. Освещено все просто потрясающе. Немного лунапарк, но меньше, чем Яншо.

Летают летучие мыши, бегают молчаливые собаки, носятся и играют в ночи маленькие дети. Но продавцы тут посуровее, на клиентов не бросаются, даже наоборот. Походили по набережной, люди живут так: обувь и носки сушат на стене дома. На первом этаже и склад, и мотоциклы, или телевизор, и дети, и вещи, и доски – все вместе. А двери часто открыты.

Вот какой вид был из окна нашей гостиницы – оказалось, что рисовые террасы в нашей деревне самые настоящие, не инсталляция. На них работают во всю. Был сезон залива рисовых террас. Обычно собирают 4 урожая в год. У террас есть 4 стадии (по внешнему виду). Залили водой  и посадили – зеркальные террасы (самые красивые). Молодой рис — зеленые. Спелый — золотые террасы. И после сбора урожая – страшные: либо черные пеньки-сухостой торчат, либо без воды серо-коричневая перекопанная грязь.

Это тур, где в программе очень много связано с национальными меньшинствами. В Чжаосине живут дуны.
Местное пение и танцы — довольно незатейливое зрелище. Самодеятельность. Но смотреть все равно надо. Костюмы наверно не полностью аутентичные, вряд ли в древности были настолько блестящие ткани.
Вечернее шоу было переполненным, но повторилось утром — народу поменьше, можно подойти ближе, рассмотреть, пофотографировать. Хотя мы сами были, как обезьянки в зоопарке, — китайцы постоянно нас фотографировали. Увидят, что их заметили, улыбаются, смущаются, кивают головой, машут рукой.

Очень интересна традиция — собираться под Барабанной башней и петь свои народные полифонические песни, внесенные в список нематериального наследия Юнеско. И вот тут поют намного интереснее, чем на шоу: по-настоящему. Выглядит как деревенские посиделки. Общаются, просто отдыхают в тени. Кто-то поет, кто-то курит. Поют для себя. Под каждой башней утром сидят (их штук 5 в деревне). Почему не работают? Не понятно… Там были не только старики, но и молоденькие девочки, и люди среднего возраста.

   

ДЕРЕВНИ МЯО И БЯСА

В деревне Баша/Бяса есть еще специальные дудки. Громкие. Не больно-то музыкально звучащие. Но приветствовали ими туристов от души. Кстати, девочки не дудели, только изображали.

Пока представление не началось, одни «артисты» заняты делом, другие дурачатся. Национальные костюмы смотрятся странно в сочетании с наушниками и смартфонами.
Нам повезло, мы успели занять хорошие места, потому что китайских туристов ну очень много.

Кроме обычных танцев, символизирующих разные эпизоды из местной жизни (охота, сбор урожая), нам показали традиции женитьбы. «Жениха» выбрали из зрителей (нам до сих пор интересно, был ли он до этого женат), потому что «жрец» провел с ними обряды разные, даже раздали потом зрителям-гостям угощение в виде завернутого в лист клейкого риса (было вкусно!).
«Жених» доволен, «невеста» — ну так.. не очень…

«Жилет — лучше для мужчины серп» (бритье было самое настоящее)

После туристического атракциона мы пошли в саму жилую деревню. Потрясающий низкий уровень агрессии. Самое большое я видела по отношению к нам — это помахать руками, что нельзя фотографировать. И то за всю длинную поездку такое случилось только два раза. Просто смотрят – и все. Мы ходим в самой глубине их деревни, а им пофиг. Поднимут глаза и опять занимаются своими делами дальше.

Плетеный «башмачок» сзади на поясе — как раз для того, чтобы носить серп, которым побрили одного на представлении.

Деревни в окрестностях просто чумовые. Хотя деревня явно не для туристов, при этом есть указатели на столетний и трехсотлетний дома — подходишь, открываешь замок, входишь внутрь, если не боишься, выходишь, закрываешь замок.

 

Далеко не во всех провинциях рисовые поля, и далеко не во всех местах они такие красивые — расположенные в несколько ярусов. Дальше нам не встречались.

Очень важно бывать в одном месте минимум на две ночевки. Это не так утомляет, и к тому же можно действительно посмотреть место. И вечером, и утром, и днем, и еще пару раз. Это дает другую степень погружения в место. Лица узнаешь. Но не это главное. Ощущения многослойные. Неторопливые. Осмысленные. Кусочки пазлов складываются в картинку.

———————————————————————————————————————————

Ночной поезд в Китае — отдельный экспириенс.
На промежуток между платформой и вагоном кладут железный соединитель, удобно завозить чемоданы и не бояться упасть между вагоном и платформой. Это они молодцы.
Размер чемодана СТРОГО ограничен — да просто под полку не поместится: верхних багажных нет, и нижние не поднимаются — впихивай, как хочешь.
Одно хорошо — раковины вынесены отдельно от туалетов. Это очень разумно, очереди утром идут быстрее.
А после вагона ресторана — вагон дискотека. В ночном поезде, идущем всего 9 часов… Без комментариев… 

ЛИЦЗЯН

Лицзян как китайская Венеция. Много каналов, но они очень-очень узкие. Говорят, в них часто падают. Но заграждений, конечно же, нет.
Ориентировать в старом городе чрезвычайно сложно — нет названий улиц, сами улицы постоянно закручиваются, как спирали у улитки. Объяснение дороги: «Дойдете до первого моста, потом до второго и направо…» Но пока ты дойдешь до первого, дорога раз 17 вильнет туда-сюда.

 

Есть в Китае города, большие и маленькие, которые просто есть. Серые, бетонные, пыльные — одинаковые и скучные. Есть те, где еще сохранилось что-то, хотя китайцы довольно радостно и оживленно сносят старое и строят унылый новодел. В тех городах, где есть старый центр — он сильно для туристов. Причем даже не для нас, а для их собственных. Это как два разных города.

Парки они любят и они там — большие. Понятное дело, такая махина в старом центре не поместится. Парки не такие причесанные и наманикюренные, как японские, более «дикие». С одной стороны, чего-то не хватает, шика какого-то, с другой поживее выглядит.

Путешествие было по «следам национальных меньшинств», и в Лицзяне мы встретили новых представителей — народ наси. У них своя пиктографическая письменность (дорожные указатели были и на этом языке тоже).

СНЕЖНАЯ ГОРА ЮЙЛУН

Юйлунсюэшань — «снежная вершина горы нефритового дракона». Очень важная туристическая точка рядом с Лицзяном. Добраться туда без китайского сопровождения крайне сложно. Рано утром выйти из старого города, почти как в Энкаунтере найти остановку автобуса, который не автобус и даже не микроавтобус, а скорее джип. Добраться до высокогорного хаба, попытаться понять, какой маршрут выбрать…. Но все это мелочи, ведь первая остановка — это изумрудное озеро.

Шансы попасть на гору были не велики. Все дни нашего пребывания в Лицзяне вершины были закрыты облаками. И в этот день утро тоже было туманным. Но затем удача улыбнулась, и небо расчистилось. А пока мы бродили вокруг озера и поглядывали на горы, еще не зная, доберемся ли туда, и что нас там может ожидать.

После изумрудных озер был выбор: на вершину 4 500 лезть (там точно жутко холодно и скорее всего, ничего не видно из-за облаков, и пришлось бы стоять в очереди на фуникулер назад бог знает сколько времени) или направиться в Долину яков, которая пониже, где-то 3 600 метров. Мы приняли единственно правильное решение.

Путешествие наверх под скрипучий звук тросов началось спокойно, но когда минут 15 над землей, а «причала» не видно, начинаешь трястись. А еще кабинки с открытыми дверцами (кто-то таки не доехал?) и много метров воздуха под тобой… для человека, который боится высоты, тяжелое испытание.

Вы не поверите — мы были там одни!!!
Китайцы уже не доехали до этой точки в парке (вообще, не понятно, как такое количество классных локаций, расположенных в разных местах большого парка, можно успеть освоить за один день), а те, кто доехал вместе с нами до вершины, не пошли по кругу.
Нам несказанно повезло — вышло солнце, и облака остались только для красивых фонов, а те туристы, которые посетили это место утром, делали свои фото в тумане.
Только для нас одних была пустая вершина и заброшенный тибетский монастырь…

Когда-то он был действующим, но что-то изменилось, и теперь двери закрыты, и везде видны следы начавшегося разрушения. Хотя рядом с монастырем еще какая-то домашняя живность ходит…
Вообще, описывать ощущения, когда ты на вершине, ветер извлекает особые звуки из всего вокруг: деревья, широкие пространства, яркие флажки на монастыре — довольно затруднительно. Такие слова, как «накрывает», «вставляет» позволяют хоть как-то обойтись без ненормативной лексики — потому что иначе никак не выразить!

 

Так началась наша дорога в «открытый космос».

Быть неучем — вредно для здоровья. Мы чуть было не пошли против часовой стрелки, благо Юля и Рома строго настояли, что по тибетским правилам надо все делать по часовой стрелке, и это было крайне важно, как потом оказалось.
Вообще-то на трех с половиной тысячах не каждый человек бодр, свеж и прыгает как козлик. Идти было тяжко. Плюс килограммы теплой одежды на нас, которая была нужна утром. Разреженный воздух, ранний подъем… Но все же я выяснила, что горной болезни у меня нет. Вдыхать кислород из баллона мне было не надо, не то, что некоторым…

Идешь, идешь. Все время вверх.
Кислорода не хватает.
Вокруг луга, луга, деревья, деревья.
Жарко. Идешь, идешь.
И через полчаса за очередным поворотом вдруг открывается ВОТ ЭТО! 
Буддийское правило не подвело — именно пройдя тропинку в правильном направлении, ты замираешь от неожиданной близости снежной вершины. 

От неожиданности мы прямо на дорожке сели и стали смотреть по сторонам. Но второе космическое ощущение нас ожидало сверху — на небе образовалось солнечное гало. Полного круга так и не дождались, но оно много раз меняло конфигурацию из-за движения облаков.

Так и зависли на дорожке перед вершинами под гало.
В условиях недостатка кислорода в мозгах это вызвало ощущения почти взрыва. И вот тут родилась фраза «вышли в открытый космос». Самая высокая точка, куда мы забрались в тот день — 3 609 метров.

Если бы пошли против часовой стрелки, то половину пути картинка бы не менялась (как, когда мы возвращались). Но идти и оглядываться, желая еще и еще раз поднять фотоаппарат к глазам, и повернуть и ахнуть — все же несопоставимые по силе ощущения.

Только на секундочку представьте себе ощущение: ты находишь на горе 3.5 км, в полутора-двух часах езды от города, никого нет и время к закрытию парка. Ты приходишь к фуникулеру… а он не двигается. Все закрыто и никого нет. По спинке мокрое побежало.
Но потом нашелся дежурный работник, и для нас четверых запустили фуникулер. И автобус огромный тоже только нас четверых возвращал на базу…. Кругом деревья в розовых и сиреневых цветах, молодые шишки, яки с колоколами, вершины…. После такого дня на меня напала молчаливость.

———————————————————————————————————————————

Последний день в Лицзяне.
К высоте все привыкли. Значит, можно втопить на великах. Вдоль дороги не очень приятно, в горку тяжело, но зато посетили еще одну деревню.

Спасибо Лицзяну, было хорошо. Еще бOльшее спасибо нашим Гидам (большая буква — не опечатка). Устали, правда, как собаки.

Не рассказала про дорожные указатели из огромных валунов, про бельгица — владельца бара, про массаж, про лавки с барабанами, про машину с мотором наружу… да много еще про что.
Но надо ставить точку.

Реклама